Иван Гончаров
Персона

Иван Гончаров

Годы жизни:
18 июня 1812 — 27 сентября 1891
Страна рождения:
Россия
Сфера деятельности:
Писатель
Содержание

Иван Гончаров стал известен как автор «трилогии о русской жизни» — романов «Обыкновенная история», «Обломов» и «Обрыв». В ней писатель показал быт и нравы «крепостнической России». Долгие годы Гончаров служил чиновником — работал в министерстве финансов, в цензурном комитете. А в 1850-х писатель совершил кругосветное путешествие на военном корабле «Паллада» и после этого написал сборник очерков «Фрегат «Паллада».

Николай Майков. Портрет Ивана Гончарова (фрагмент). 1860. Историко-мемориальный центр-музей И.А. Гончарова, Ульяновск

Иван Гончаров родился 18 июня 1812 года в Симбирске (сейчас — Ульяновск) в богатой купеческой семье. Его отец Александр Гончаров владел свечным заводом. Свою мать Авдотью Шацкую писатель описывал как «необыкновенно умную, прозорливую женщину», которая была для него «нравственным авторитетом». Кроме Ивана в семье было еще трое детей: Николай, Анна и Александра.

Когда Гончарову было семь лет, его отец умер. Воспитывать детей Авдотье Шацкой помогал их крестный Николай Трегубов, отставной моряк. Он же первое время занимался их образованием — учил математике, истории, географии. Гончаров вспоминал: «Добрый моряк окружил себя нами, принял нас под свое крыло, а мы привязались к нему детскими сердцами… Образование его не ограничивалось техническими познаниями в морском деле… Он дополнял его непрестанным чтением — по всем частям знания, не жалел денег на выписку из столиц журналов, книг, брошюр».

С 1820 по 1822 год Гончаров учился в частном пансионе Екатерины Хованской в Симбирске. Там он изучал немецкий и французский языки, Закон Божий. Позднее учебу в пансионе прозаик описывал в романе «Обрыв». А один из первых педагогов Гончарова — протоиерей Федор Троицкий — стал прототипом священника Николая Ивановича, героя той же книги.

Когда Ивану Гончарову исполнилось десять лет, мать отправила его учиться в Московское коммерческое училище. Там уже занимался старший брат писателя Николай. В училище преподавали арифметику, бухгалтерию, право, а также рисование, пение и танцы.

Гончаров отлично учился и часто попадал на «красную доску» — в почетный список отличников. Однако занятия писатель считал неинтересными. Он вспоминал: «Об училище я тоже не упомянул ничего в биографии, потому что мне тяжело вспоминать о нем… Мы кисли там 8 лет, 8 лучших лет без дела!»

По просьбе Гончарова в 1830 году его отчислили из Московского коммерческого училища. Он не хотел становиться бухгалтером, уже тогда он планировал заниматься литературой. Год Гончаров готовился к поступлению в Московский университет. Для этого он даже специально выучил греческий язык, которым раньше не занимался. На экзаменах Гончаров получил отличные оценки и был зачислен на словесное отделение. Об университете он позднее писал: «Мы, юноши, полвека тому назад смотрели на университет как на святилище и вступали в его стены со страхом и трепетом… Образование, вынесенное из университета, ценилось выше всякого другого».

В одно время с Гончаровым в Московском университете учились Александр Герцен, Виссарион Белинский. На словесном отделении с писателем занимался поэт Михаил Лермонтов: «Лермонтов… казался мне апатичным, говорил мало и сидел всегда в ленивой позе, полулежа, опершись на локоть».

Постоянные сотрудники журнала «Современник», верхний ряд: Лев Толстой, Дмитрий Григорович, нижний ряд: Иван Гончаров, Иван Тургенев, Александр Дружинин, Александр Островский. 1856. Фотография: Сергей Левицкий / photochronograph.ru

В 1834 году Иван Гончаров окончил университет и вернулся в Симбирск. Он хотел пожить несколько месяцев у родственников, а затем уехать в Москву. Но по рекомендации Трегубова писатель остался в родном городе и вскоре стал секретарем симбирского губернатора Александра Загряжского. Работу Гончаров называл «скучной»: он встречался с другими чиновниками, разбирал документы. Писатель вспоминал: «Я чувствовал, что стал врастать в губернскую почву».

В Симбирске Гончаров прожил около года, а затем уехал в Петербург. Там он устроился переводчиком иностранной переписки в Министерство финансов. Еще писатель подрабатывал частными уроками латыни и русского языка. Среди его учеников были Аполлон и Валериан Майковы.

Гончаров стал преподавать Валериану и Аполлону то, что еще сравнительно недавно изучал сам на университетской скамье. Прежде всего он прививал мальчикам любовь к изящной стороне жизни, а потому в русской литературе выделял прежде всего несравненного Пушкина. И очень подробно останавливался на античной истории и культуре, заставляя <...> читать греческих и римских авторов… Гончаров, следуя опять-таки за Пушкиным, как никто из русских прозаиков, отталкивается от античной эстетики.
Филолог Владимир Мельник. Из книги «Гончаров»

На литературных вечерах в доме Майковых Гончаров познакомился с Федором Достоевским, Иваном Тургеневым, Николаем Некрасовым. Встречи с ними вдохновили начинающего прозаика, и он стал сочинять литературные произведения. В журналах «Подснежник» и «Лунные ночи» вышли первые рассказы и очерки писателя, среди которых «Лихая болесть», «Пепиньерка», «Лунные ночи». Тогда же Гончаров попробовал себя в поэзии. Он опубликовал стихи «Тоска и радость», «Весны пора прекрасная минула…», которые позднее включил в роман «Обыкновенная история».

В середине 1840-х Иван Гончаров начал писать свой первый роман «Старики». Книгу он не закончил и уничтожил. Писатель считал, что его роман слишком похож на повесть Николая Гоголя «Старосветские помещики».

Следующим крупным произведением Гончарова стал роман «Обыкновенная история» о жизни провинциального дворянина Александра Адуева. Над книгой он начал работать в 1844 году. Уже через два года Гончаров закончил рукопись и передал ее петербургскому чиновнику Михаилу Языкову. Языков прочитал книгу и посчитал «плоховатым романом», но все же передал рукопись Николаю Некрасову, а уже тот показал книгу Белинскому. Критик писал об «Обыкновенной истории»: «Какой… страшный удар романтизму, мечтательности, сентиментальности, провинциализму!»

В 1847 году «Обыкновенную историю» опубликовали в журнале «Современник», а через год она вышла отдельным изданием. Критики писали о таланте Гончарова, его легком слоге.

Повесть Гончарова произвела в Питере фурор — успех неслыханный! Все мнения слились в ее пользу… Действительно, талант замечательный. Мне кажется, что его особенность, так сказать, личность, заключается в совершенном отсутствии семинаризма, литературщины и литераторства, от которых не умели и не умеют освобождаться даже гениальные русские писатели. Я не исключаю и Пушкина. У Гончарова нет и признаков труда, работы; читая его, думаешь, что не читаешь, а слушаешь мастерский изустный рассказ… А какую пользу принесет она обществу!..
Критик Виссарион Белинский. Из письма Василию Боткину, 1847 год
Кирилл Горбунов. Портрет Ивана Гончарова (фрагмент). 1840-е. Историко-мемориальный центр-музей И.А. Гончарова, Ульяновск

После публикации «Обыкновенной истории» Иван Гончаров начал работу над новым произведением — романом «Обломов». В 1848 году в «Современнике» опубликовали главу из книги «Сон Обломова». Однако Гончаров не был доволен ее текстом. Прозаик постоянно переделывал уже готовые части «Обломова», менял сюжет. Журналисту Андрею Краевскому он писал: «Прочитавши внимательно написанное, я увидел, что всё это до крайности пошло, что я не так взялся за предмет, что одно надо изменить, другое выпустить».

Работу над «Обломовым» Гончаров прервал из-за путешествия на фрегате «Паллада». Участники экспедиции должны были заключить торговый договор с Японией, которая тогда была закрыта для иностранцев, а также посетить Аляску и острова Российской империи в Тихом океане. В поездку писателя пригласил адмирал Евфимий Путятин, которому был нужен секретарь. Гончаров должен был вести на корабле судовой журнал, переводить иностранные документы и составлять «летопись похода». О поездке Гончаров писал: «Поехал… затем, чтоб видеть, знать все то, что с детства читал как сказку, едва веря тому, что говорят. <...> Если б я запасся всеми впечатлениями такого путешествия, то, может быть, прожил бы остаток жизни повеселее… Все удивились, что я мог решиться на такой дальний и опасный путь — я, такой ленивый, избалованный! Кто меня знает, тот не удивится этой решимости».

В кругосветном путешествии Гончаров пробыл около двух лет — с октября 1852 года по май 1854-го. Прозаик посетил Великобританию, Португалию, Сингапур, Китай. Из поездки он отправлял друзьям и родственникам письма, в которых описывал жизнь в иностранных государствах. Еще Гончаров вел дневник с путевыми заметками. Позднее эти записи стали основой книги очерков «Фрегат «Паллада». В произведение вошли и заметки Гончарова о Сибири и Дальнем Востоке России. Из-за того, что состояние «Паллады» было плохим, писателю пришлось возвращаться в Петербург по суше.

В Петербург Иван Гончаров вернулся в феврале 1855 года. Через несколько месяцев в журнале «Отечественные записки» вышел его первый рассказ о путешествии на «Палладе» — «Ликейские острова». В следующие несколько лет очерки выходили в журналах «Современник», «Морской сборник» и «Русский вестник». А в 1858 году они вышли отдельной книгой под названием «Фрегат «Паллада».

Вернувшись из путешествия, Гончаров перешел на работу в министерство народного просвещения. Писатель получил должность цензора, на которой проработал одиннадцать лет. Обязанности не мешали Гончарову заниматься литературой. Он вновь стал работать над «Обломовым», а в 1858 году закончил черновик романа. О книге писатель говорил: «Я писал свою жизнь и то, что к ней прирастало». Еще год Гончаров редактировал роман.

«Обломова» издали в 1859 году. Критики хвалили писателя за правдивый образ доброго, но ленивого помещика Ильи Обломова и достоверное изображение России. Они считали, что главный герой романа стал воплощением русского национального характера, а обломовщина, то есть личностный застой и лень, — общероссийское явление. Николай Добролюбов в статье «Что такое обломовщина» писал: «Гончаров является перед нами прежде всего художником, умеющим выразить полноту явлений жизни… Не обширную сферу избрал Гончаров для своих изображений. Истории о том, как лежит и спит добряк-ленивец Обломов и как ни дружба, ни любовь не могут пробудить и поднять его, — не бог весть какая важная история. Но в ней отразилась русская жизнь, в ней предстает перед нами живой, современный русский тип».

Петр Борель. Портрет Ивана Гончарова (фрагмент). 1864–1869. Изображение: goncharov.spb.ru

После публикации «Обломова» Иван Гончаров начал писать новый роман, «Обрыв». Прозаик задумал его еще в конце 1840-х, во время жизни в Симбирске, и работал над книгой около 20 лет.

Писатель долго прорабатывал образ «светского человека» Бориса Райского. Из-за того, что Райский казался Гончарову «непонятным характером», он постоянно медлил с написанием.

Труднее всего было мне вдумываться в этот неопределенный, туманный еще тогда для меня образ, сложный; изменчивый, капризный, почти неуловимый, слагавшийся постепенно, с ходом времени, которое отражало на нем все переливы света и красок. Я должен был его, больше чем кого-нибудь, писать инстинктом… И это началось с 1855 года (роман задуман был в 1849 году), когда я после 14-летнего отсутствия приехал повидаться с родственниками на Волгу. Тут… я увидел еще не отживший тогда патриархальный быт и вместе новые побеги — смесь молодого со старым. <...> Я унес новый роман, возил его вокруг света в голове и в программе, небрежно написанной на клочках.
Иван Гончаров. «Литературно-критические статьи и письма»

В 1860-х работа над «Обрывом» шла еще медленнее из-за работы Гончарова. В 1860 году писатель стал членом-корреспондентом Академии наук по разряду русского языка и словесности. А вскоре его назначили редактором правительственной газеты «Северная почта». Гончаров писал своей сестре Александре Кирмаловой: «Работа поглощает меня всего… Равнодушие ко всему делает меня до того прилежным, что министр третьего дня выразил удивление, сказав, что он… ожидал всего, кроме трудолюбия, считая меня за Обломова. <...> Никуда не хожу, ничего не читаю, кроме «Северной почты», а там… читать нечего, да и не нужно. Эта газета не для чтения, а для узнания официальных новостей и кое-каких статистических сведений».

Продолжал Гончаров работать и как цензор. Другие писатели невзлюбили его за консерватизм. Гончаров запретил несколько статей «Современника» и «Русского слова», потому что они не соответствовали инструкциям цензурного ведомства.

В 1867 году из-за ухудшегося здоровья Иван Гончаров подал в отставку. Это позволило ему вернуться к работе над «Обрывом». Роман он называл «дитя моего сердца» из-за того, что писал произведение слишком долго.

«Обрыв» начали публиковать в «Вестнике Европы» в 1869 году. Гончаров остался недоволен романом, Афанасию Фету он писал: «Я слишком долго носил его под ложечкой, оттого он и вышел большой и неуклюжий. Я его переносил».

Критики объединили «Обыкновенную историю», «Обломова» и «Обрыв» в трилогию. Во всех книгах Гончаров описывал жизнь в Российской империи до Великих реформ Александра II. Однако именно «Обрыв» назвали самым слабым произведениям прозаика. Критики обвиняли книгу в затянутости и неудачной композиции, называли ее несвоевременной и считали, что ее нужно было выпустить еще в 1850-х. Юрист и друг Гончарова Анатолий Кони писал: «Медлительному, но творческому духу Гончарова была несвойственна лихорадочная потребность высказываться по возможности немедленно, и этим в значительной степени объясняется гораздо меньший успех «Обрыва» сравнительно с двумя первыми его романами: русская жизнь опередила медлительную отзывчивость художника».

Николай Майков. Портрет Елизаветы Толстой (фрагмент). 1855. Историко-мемориальный центр-музей И.А. Гончарова, Ульяновск

Иван Гончаров никогда не был женат. Анатолию Кони он писал: «Поклонник, по художественной природе своей, всякой красоты, особенно женской, я пережил несколько таких драм и выходил из них, правда, «небритый, бледный и худой», победителем, благодаря своей наблюдательности, остроумию, анализу и юмору. Корчась в судорогах страсти, я не мог в то же время не замечать, как это всё вместе взятое глупо и комично. Словом, мучаясь субъективно, я смотрел на весь ход такой драмы и объективно — и, разложив на составные части, находил, что тут смесь самолюбия, скуки, плотской нечистоты, и отрезвлялся, с меня сходило всё как с гуся вода».

В студенческие годы Гончаров был влюблен в Юнию Гусятникову, родственницу Майковых. С ней прозаик познакомился в 1833 году. Однако предложение Гусятниковой он не сделал. Она вышла замуж за чиновника Александра Ефремова. Много лет писатель переписывался с ней; именно Гусятниковой Гончаров одной из первых читал отрывки из «Обломова» и «Обыкновенной истории».

В середине 1850-х Гончаров познакомился с Елизаветой Толстой. Прозаик считал, что в ней сочетаются «красота ума» и «грация чувства». Толстой он писал: «Прекраснее Вас нет женщины в мире, следовательно, нет нигде». Гончаров хотел сделать ей предложение, но Толстая была влюблена в своего двоюродного брата Александра Мусина-Пушкина. Она даже обратилась к писателю, чтобы тот добился разрешения на этот брак. В Российской империи жениться близким родственником запрещалось. Однако у Гончарова были знакомые в Синоде, которые помогли Толстой и Мусину-Пушкину вступить в брак. Елизавета Толстая стала прототипом Ольги Ильинской из романа «Обломов».

Николай Ярошенко. Портрет Ивана Гончарова (фрагмент). 1888. Алупкинский дворцово-парковый музей-заповедник, Алупка, Республика Крым

После неудачи с «Обрывом» Иван Гончаров решил не браться за новое крупное произведение. Он публиковал небольшие очерки, среди которых «Поездка по Волге», «Литературный вечер», «Май месяц в Петербурге». Писал он и критические статьи о классических русских произведениях. В 1872 году в журнале «Вестник Европы» вышли размышления Гончарова о пьесе Александра Грибоедова «Горе от ума». Статье писатель дал название «Мильон терзаний» по фразе Чацкого, главного героя комедии.

Гончаров много переписывался с другими писателями, бывал на литературных вечерах. По приглашению великого князя Константина Николаевича прозаик преподавал его детям русский язык.

В конце 1870-х Гончаров решил переделать сборник очерков «Фрегат «Паллада». Он добавил в книгу новые главы, убрал ненужные подробности, исправил стилистические ошибки. Гончаров писал: «Романы пишутся для взрослых, а взрослые поколения меняются, следовательно, и романы должны меняться… Книга моя (путешествие) нравилась прежнему поколению детей, пригодится и нынешнему».

После того как вышла новая версия «Фрегата «Паллады», Гончаров почти ничего не писал. У него появились проблемы со здоровьем. Писатель плохо видел, а в середине 1880-х даже ослеп на один глаз. Он почти не покидал свою квартиру, не бывал на литературных вечерах и не встречался со знакомыми.

В восьмидесятых годах в Петербурге… можно было видеть маленького старичка с палкой, в синих очках, неторопливо совершающего свою обычную прогулку. Он не замечал, или старался не замечать, проходящих. Только иногда, сидя на скамейке Летнего сада, поглядывал он менее строго на гуляющих и с подходящими знакомыми вступал даже в разговоры. Это был автор «Обломова» и «Обрыва» — Иван Александрович Гончаров. От прежнего Гончарова, каким его знали и рисовали современники, остались только слабые искры. Ворчливый, привередливый, замкнутый в своей маленькой квартире на Моховой, он всех чуждался. Его уважали, но звали чудаком и как будто избегали.
Писатель Петр Гнедич. Из сборника воспоминаний «Книга жизни»

24 сентября 1891 года Иван Гончаров сильно простудился. Анатолий Кони вспоминал: «Я посетил его за день до его смерти, и при выражении мною надежды, что он еще поправится, он посмотрел на меня уцелевшим глазом, в котором еще мерцала и вспыхивала жизнь, и сказал твердым голосом: «Нет, я умру!» Через три дня писатель скончался от воспаления легких. Похоронили его на Никольском кладбище Александро-Невской лавры в Петербурге. В советское время могилу Ивана Гончарова перенесли на «Литераторские мостки» Волковского кладбища.

Иван Крамской. Портрет Ивана Гончарова (фрагмент). 1874. Государственная Третьяковская галерея, Москва

1. Иван Гончаров стал участником одного из первых в России скандалов по поводу авторских прав. Писатель обвинил в плагиате Ивана Тургенева. По мнению Гончарова, Тургенев сделал из его «Обрыва» сразу несколько романов — «Дворянское гнездо», «Накануне» и «Отцы и дети». В 1860 году писатели устроили третейский суд, на котором их друзья — литературные критики Павел Анненков, Александр Дружинин, Степан Дудышкин и цензор Александр Никитенко — решили, что Тургенев не воровал идеи Гончарова. Все сходства романов они объяснили «одной и той же русской почвой» сюжетов.

2. Из-за того что Гончаров долго работал над всеми своими произведениями друзья дали ему прозвище «принц де Лень». Оно так понравилось прозаику, что позднее он сам подписывал свои письма «Гончаров, иначе принц де Лень».

3. Гончаров был очень привязан к своей собаке по кличке Мимимишка. Писатель Ростислав Сементковский вспоминал: «Cобака небольшая, мохнатая, чистенькая, с умными глазами. Она ни на шаг не отходила от своего хозяина, стояла около него, когда он стоял, ложилась, когда он садился, свертывалась калачиком, когда он вел продолжительную беседу». Несколько раз из-за болезни Мимимишки Гончаров откладывал выпуск «Северной почты».

Привязанностью писателя к собаке воспользовался художник Иван Крамской. Он хотел написать портрет Гончарова, но прозаик отказывался позировать. Писатель согласился только после того, как художник подарил ему рисунок Мимимишки.

Фильмы

Спектакли

Лекции

Иван Гончаров. «Обломов»

Книги