Публикации раздела Литература

Что почитать летом: 10 классических книг

Лето — идеальное время, когда можно наверстать упущенное или открыть для себя что-то новое. Портал «Культура.РФ» собрал подборку из 10 классических книг: здесь есть и рассказ по канонам ужасов, и повести о любовной страсти, и фантастика, и книги о сумасшествии. А чтобы вам было легче определиться с выбором, мы подобрали яркие цитаты из произведений. Все эти и другие книги вы можете прочитать в нашей подборке на крупнейшем книжном сервисе по подписке MyBook: мы завели там постоянную электронную полку. Воспользуйтесь промокодом 10BOOKS и оформите премиум-подписку на 14 дней.

Николай Лесков. «Леди Макбет Мценского уезда»

Изображение: respublica.ru

История Николая Лескова — о пылкой девушке Катерине Измайловой, которая томится в одиночестве: муж-купец всегда в отлучке, детей у них нет, а свекр не упускает случая упрекнуть ее в этом. Катерина влюбляется в молодого приказчика, ради которого совершает несколько хладнокровных преступлений.

Походит, походит Катерина Львовна по пустым комнатам, начнет зевать со скуки и полезет по лесенке в свою супружескую опочивальню, устроенную на высоком небольшом мезонинчике. Тут тоже посидит, поглазеет, как у амбаров пеньку вешают или крупчатку ссыпают, — опять ей зевнется, она и рада: прикорнет часок-другой, а проснется — опять та же скука русская, скука купеческого дома, от которой весело, говорят, даже удавиться.

Владимир Набоков. «Камера обскура»

Изображение: labirint.ru

Еще одна книга о роковой любви — «Камера обскура» Владимира Набокова. Главный герой романа — искусствовед Бруно Кречмар — влюбляется в молодую актрису Магду, ради которой оставляет жену и дочь. И последствия этой любовной интриги становятся для героя фатальными.

Он женился не то чтоб не любя жену, но как-то мало ею взволнованный: это была дочь театрального антрепренера, миловидная, бледноволосая барышня, с бесцветными глазами и прыщиками на переносице — кожа у нее была так нежна, что от малейшего прикосновения оставались на ней розовые отпечатки. Он женился потому, что как-то так вышло, — чрезвычайно пособила и поездка в горы с нею, с ее братом и с какой-то их необыкновенно атлетической теткой, сломавшей себе наконец ногу в Понтрезине. Что-то такое милое, легкое было в Аннелизе, так она хорошо смеялась, словно тихо переливалась через край.

Антон Чехов. «Моя жизнь»

Изображение: yakaboo.ua

Актуальная повесть о том, как человек не может ужиться на скучных и однообразных работах. В свои 25 лет Мисаил Полознев побыл уже телеграфистом, вольноопределяющимся, фармацевтом. И больше всего в жизни его страшит посредственность, скука и бездарность.

Сознаю, я виноват во многом, но зачем же эта ваша жизнь, которую вы считаете обязательною и для нас, — зачем она так скучна, так бездарна, зачем ни в одном из этих домов, которые вы строите вот уже тридцать лет, нет людей, у которых я мог бы поучиться, как жить, чтобы не быть виноватым? Во всем городе ни одного честного человека! Эти ваши дома — проклятые гнезда, в которых сживают со света матерей, дочерей, мучают детей... Бедная моя мать! — продолжал я в отчаянии. — Бедная сестра! Нужно одурять себя водкой, картами, сплетнями, надо подличать, ханжить или десятки лет чертить и чертить, чтобы не замечать всего ужаса, который прячется в этих домах.

Иван Бунин. «Легкое дыхание»

Изображение: livelib.ru

К Оле Мещерской — главной героине бунинского рассказа — в пятнадцать лет без всяких забот и усилий пришли изящество, нарядность, ловкость, ясный блеск глаз. Она стала одной из самых красивых девушек гимназии. Ходили толки, что она ветрена и не может жить без поклонников, а гимназист Шеншин даже пытался покончить с собой из-за нее. Этот небольшой рассказ называют самым чувственным в творческой биографии Ивана Бунина.

— Я в одной папиной книге, — у него много старинных, смешных книг, — прочла, какая красота должна быть у женщины... Там, понимаешь, столько насказано, что всего не упомнишь: ну, конечно, черные, кипящие смолой глаза, — ей-богу, так и написано: кипящие смолой! — черные, как ночь, ресницы, нежно играющий румянец, тонкий стан, длиннее обыкновенного руки, — понимаешь, длиннее обыкновенного! — маленькая ножка, в меру большая грудь, правильно округленная икра, колена цвета раковины, покатые плечи, — я многое почти наизусть выучила, так все это верно! — но главное, знаешь ли что? — Легкое дыхание! А ведь оно у меня есть, — ты послушай, как я вздыхаю, — ведь правда, есть?

Аркадий и Борис Стругацкие. «Понедельник начинается в субботу»

Изображение: labirint.ru

Пожалуй, самое известное произведение братьев Стругацких — фантастическая повесть «Понедельник начинается в субботу». Она состоит из зарисовок о буднях Научно-исследовательского института Чародейства и Волшебства (НИИЧАВО), куда попадает молодой программист Александр Привалов. Здесь вы найдете много сатиры на бюрократию, юмор и волшебство.

Организовать на телестудии конференцию знаменитых привидений или просверлить взглядом дыру в полуметровой бетонной стене могут многие, и это никому не нужно, но это приводит в восторг почтеннейшую публику, плохо представляющую себе, до какой степени наука сплела и перепутала понятия сказки и действительности. А вот попробуйте найти глубокую внутреннюю связь между сверлящим свойством взгляда и филологическими характеристиками слова "бетон", попробуйте решить эту маленькую частную проблемку, известную под названием Великой проблемы Ауэрса!

Федор Сологуб. «Мелкий бес»

Изображение: yakaboo.ua

Федор Сологуб изобразил в своем романе мир сумасшествия и гротеска. «Мелкого беса» и напечатали не сразу — слишком рискованным и странным он казался издателям. Это рассказ о преподавателе изящной словесности Ардальоне Борисовиче Передонове, который постепенно по мере повествования погружается в безумие: героя преследуют навязчивые идеи, а потом и фантастическое существо — недотыкомка.

Одно странное обстоятельство смутило его. Откуда-то прибежала маленькая тварь неопределенных очертаний — маленькая, серая, юркая недотыкомка. Она посмеивалась и дрожала и вертелась вокруг Передонова. Когда же он протягивал к ней руку, она быстро ускользала, убегала за дверь или под шкап, а через минуту появлялась снова, и дрожала, и дразнилась — серая, безликая, юркая.

Михаил Булгаков. «Роковые яйца»

Изображение: livelib.ru

Еще одна фантастическая повесть в нашем списке. Эксцентричный профессор Владимир Ипатьевич Персиков становится причиной большой катастрофы: он случайно открывает, что луч ярко-красного цвета стимулирует развитие эмбрионов и их агрессивное поведение — и это может погубить Землю.

Этот завиток и сам Персиков, и сотни его учеников видели очень много раз и никто не интересовался им, да и незачем было. Цветной пучок света лишь мешал наблюдению и показывал, что препарат не в фокусе. Поэтому его безжалостно стирали одним поворотом винта, освещая поле ровным белым светом. Длинные пальцы зоолога уже вплотную легли на нарезку винта и вдруг дрогнули и слезли.

Алексей Толстой. «Семья вурдалака»

Изображение: labirint.ru

Рассказ «Семья вурдалака» написан по канонам «романа ужасов». Молодой маркиз отправился с дипломатической миссией к «господарю Молдавии» и остановился в сербской деревне в доме у старика Горчи и его детей. Сам старик отсутствовал уже несколько дней: он ушел в горы, чтобы поймать разбойника-турка. Через 10 дней Горчи вернулся совсем другим: лицо его было бледным, глаза — тусклыми и впалыми, он не хотел ни есть, ни спать. А потом в семье начали происходить жуткие события, свидетелем которых стал рассказчик.

Здесь надо будет вам сказать, милостивые государыни, что вурдалаки, как называются у славянских народов вампиры, не что иное в представлении местных жителей, как мертвецы, вышедшие из могил, чтобы сосать кровь живых людей. У них вообще те же повадки, что у всех прочих вампиров, но есть и особенность, делающая их еще более опасными. Вурдалаки, милостивые государыни, сосут предпочтительно кровь у самых близких своих родственников и лучших своих друзей, а те, когда умрут, тоже становятся вампирами, так что со слов очевидцев даже говорят, будто в Боснии и Герцеговине население целых деревень превращалось в вурдалаков.

Борис Пастернак. «Доктор Живаго»

Изображение: ozon.ru

За роман-эпопею «Доктор Живаго» Борис Пастернак получил Нобелевскую премию, а после — подвергался жестокой травле и критике. А все потому, что автор создавал его без оглядки на цензуру: «Эта вещь будет выражением моих взглядов на искусство, Евангелие, на жизнь человека в истории и на многое другое» — так писал Пастернак о романе. Это произведение о судьбе русской интеллигенции в период от начала XX века до Великой Отечественной войны. На фоне всех драматических событий в стране разворачивается история врача и поэта Юрия Андреевича Живаго.

Прелесть моя незабвенная! Пока тебя помнят вгибы локтей моих, пока еще ты на руках и губах моих, я побуду с тобой. Я выплачу слезы о тебе в чем-нибудь достойном, остающемся. Я запишу память о тебе в нежном, нежном, щемящем печальном изображении. Я останусь тут, пока этого не сделаю. А потом и сам уеду.

Александр Куприн. «Поединок»

Изображение: labirint.ru

На фоне изнурительных и отупляющих будней пехотного полка разворачивается история молодого подпоручика Ромашова. У него постепенно открываются глаза на бессмысленность и пошлость офицерского общества, которое калечит человека, — и герой задается вопросами о смысле жизни.

И вот два человека из-за того, что один ударил другого, или поцеловал его жену, или просто, проходя мимо него и крутя усы, невежливо посмотрел на него, — эти два человека стреляют друг в друга, убивают друг друга. Ах, нет, их раны, их страдания, их смерть — все это к черту! Да разве он себя убивает — жалкий движущийся комочек, который называется человеком? Он убивает солнце, жаркое, милое солнце, светлое небо, природу, — всю многообразную красоту жизни, убивает величайшее наслаждение и гордость — человеческую мысль!

Смотрите также